25.03.2013

Стрелять в детей — не преступление?!

Стрелять в детей — не преступление?!

№12

Прежде всего — от редактора. Накануне выпуска №9 от 28 февраля сего года в новостийной ленте одного из сайтов области я прочитала кратенькую информацию о происшествии в наших краях — дескать, «как сообщила милиция, в Военном городке Купянска друг выстрелил в друга» (полный текст этого сообщения мы для лучшего восприятия публикуем чуть ниже). И поскольку местная милиция уже не первый год держит местную прессу на «голодном пайке», практически не предоставляя инфу о свежих происшествиях в городе, нас совершенно не удивило, что область порой знает о купянском криминале больше, чем мы. Потому что в область-то милиция отчитывается…
Мы эту информацию опубликовали. И вскоре мне позвонила мама раненого мальчика. Мы встретились, и она рассказала всё, что на самом деле случилось с её сыном. Женщина — в полнейшем шоке от того, как правоохранители перевернули с ног на голову информацию об этом ЧП. Женщина — в ужасе от правоохранительной системы. Потому что расследование на её глазах уже сейчас превращается в лживый фарс. Читайте открытое письмо матери подростка, которого, как оказалось, посреди улицы подстрелили… ради какой-то извращённой забавы.
«До каких пор в нашей стране будут умышленно покрывать преступников те, кто должен защищать Законы и порядочных граждан? Покрывая преступления, они излагают в Интернете на милицейских сайтах небывалые вымышленные случаи, при этом умышленно скрывают факты событий, рассказывая читателям «басни Крылова». Наша милиция хранит тайны преступников, а потерпевших выставляет в лучшем случае дураками.
У меня нет слов!!! Страна химер…
Я мать потерпевшего ребёнка, и мой долг не только защитить собственного сына, честь семьи, но и других детей. Мой долг — предотвратить, не дай Бог, возможные трагедии, учитывая, что люди совершающие преступления, свободно продолжают ходить по улицам, а остальным остаётся бояться за своих детей и надеяться, что беда не придёт в их дом.
Хочу открыть глаза читателям. 28 февраля 2013 года в газете «Франт» №9 (826) прочитала информацию, которая повергла меня в шок. «Недавно в Военном городке случилось ЧП местного масштаба» — говорилось там. — «15-летний подросток вернулся домой из школы с другом. Пока родители были на работе, мальчишки нашли пневматическое оружие отца и решили пострелять из него. Недетские забавы с оружием закончились травмой — одна из пуль попала парню в ногу. Слава Богу, проникающего ранения не было и мальчишка отделался синяком. И, естественно, испугом». Вот такая информация. Прекрасно зная, что на самом деле произошло с моим сыном (которого действительно ранили, но сделал это не друг!), я от такого потрясения на рынке, прямо на рабочем месте, потеряла сознание (и искренне благодарю Артюшенко В. и С., которые поддержали меня в трудную минуту, вызвав «скорую»).
А теперь о главном, как всё было… Мой сын с другом А. возвращался домой после тенниса со школы, ребята уже подошли к углу нашего дома №5 (к 4 подъезду) в Военном городке, и начали играть в снежки, как вдруг за спиной послышались звуки выстрелов. Потом, по словам моего сына, он почувствовал жуткую резкую боль в ногах. Его друг А. лично видел, кто стрелял, поскольку находился лицом к лицу с гражданином Г., который производил много выстрелов в сторону ребят без всяких на то причин. Друг успел спрятаться, забежав за угол дома, а в моего сына попало 4 пули из пневматического пистолета. Сын после выстрелов, раненый, сразу же пошёл домой. Когда он зашёл, у него был болевой шок, он был в ужасе, и на глазах у него были слёзы, ноги опухли (было видно на ногах 4 опухоли — отёки в 5 см с красными гематомами по центру).
Скажу честно, я испугалась, стала звонить сестре, боль у ребёнка была сильной, в течение получаса сообщила участковому, на что он мне ответил, мол, «ничего страшного, приходите завтра, напишите заявление». Только на следующий день я уже немного опомнилась, повела сына в приёмное отделение на осмотр к врачам. Несмотря на моё сообщение участковому, никто не выехал на место происшествия, и я с сыном собственными руками поутру собирали пули (нашли 8 штук). После выстрелов сын слышал, как, постреляв, гражданин Г. со своим другом С. собрались идти гулять дальше, зайти в магазин за «пивком». Через неделю от стресса у меня отказали ноги, и теперь я вынуждена проходить обследование и лечение. Два дня тому назад я лично видела его невменяемым, пьяным «в дым», он опирался на какую-то девицу. После тех выстрелов и моего заявления в милицию на казармах Г. также стрелял в банки, там же оказались ребята младшего возраста и одному из мальчиков, которого он в приказном порядке позвал к себе, он выстрелил воздухом в голову из пневматического пистолета (а если бы в оружии всё-таки застряла пуля, как порой бывает?! Что было бы?). До этого он подстрелил и других ребят, но они все его боятся и не говорят своим родителям, а терпят боль и унижение! И это происходит в нашем городке вот в эти дни, прямо здесь и сейчас!
Ещё один факт (не смешно ли звучит, дорогие читатели?). В приёмном пункте при осмотре моего сына, которому 14 лет, и которого привезла мать после стрельбы по нему, просят ребёнка… дыхнуть в трубочку, в то время как 21-летний гражданин Г. (да, он не подросток, а вполне уже взрослый человек!) вообще не был осмотрен и опрошен работниками милиции в день совершения выстрелов. И теперь остаётся только догадываться, то ли это алкоголь так влияет на него, то ли «травка», или он просто псих, которого ни в коем случае нельзя подпускать к нашим детям.
А дальше ещё интереснее… Расследование дела находится у ст. следователя Мариненко Натальи Васильевны. На моё сообщение, чтобы забрали патроны по протоколу, она заявила мне, что якобы изменился закон, и теперь протокола не надо, и вещдоки просто так прилагаются к делу (???). А как же ст.100 о вещественных доказательствах? Далее Мариненко просто оставила этот вопрос без внимания, никак не реагируя на просьбы забрать вещдок, и в данный момент пули находятся у меня.
Я считаю, что следователь Мариненко Н.В. ненадлежащим образом расследует дело. Она завела меня в заблуждение, что несовершеннолетние (тот самый друг моего сына, на глазах которого случилась стрельба) не являются свидетелями, что является нарушением ст.65. Меня она также не признала в деле, как законного представителя, как мать сына, и ей почему-то потребовалось третье лицо. Вопрос — почему так, и зачем?
Кроме того, рекомендовала самой лично ходить по свидетелям, фактически переложив на меня свои обязанности следователя. Я задаюсь вопросом: если следователь Мариненко Н.В. так предвзято относится к рассмотрению дела, то объясните, пожалуйста, что этот человек делает на своем рабочем месте?! Она открыто пользуется тем, что я обычный человек (и, видимо рассчитывает на то, что рядовой гражданин, как правило, не знает законов), поэтому складывается впечатление, что всё делалось для того, чтобы умышленно скрыть факты совершённого преступления.
Прошу принять меры реагирования к следователю Мариненко Н.В. и привлечь виновное лицо, совершившее преступление по отношению к моему сыну, к уголовной ответственности. Установить, кто дал неправдивую информацию из милиции на сайт. Этим открытым письмом я выявляю недоверие следователю Мариненко Н.В. и надеюсь, что дело передадут другому следователю, который грамотно отнесётся к данному расследованию.
Галина Ковшарь, 19.03.2013 г.».
От редакции. Знаете, что ещё хочется сказать по этому поводу… Впервые за многие годы я даже немножечко рада, что информация, искажённая кем-то (тем, кому это выгодно), в итоге, через десятые руки, всё-таки попала на страницы «Франта» и была прочитана мамой потерпевшего мальчика. Ведь кто предупреждён — тот вооружён. И если бы этого не случилось, Галина Ковшарь до сих пор была бы в уверенности, что виновного в ранении её сына-подростка накажут. Она верила бы правоохранителям до последнего. И, как многие-многие до неё, потом, когда уже пройдут все возможные сроки расследования, пожинала бы плоды своего неведения. В виде закрытого дела. Или, что ещё хуже, дела настолько перекрученного, что потерпевшие становились виновными, а преступников отпускали на все четыре стороны. Было уже такое в Купянске, не раз было (вспомните хотя бы самое громкое из таких дел — кошмарную аварию на Канцедаловском спуске).
А так — надежда на адекватную реакцию руководства местного отдела милиции и прокуратуры ещё есть. И время на справедливое расследование есть. Мы ещё вернёмся к этой теме.
Е.Науменко.