12.07.2013

Медицина:

Медицина:

сильных — в рабы, слабых — в гробы?

№28 от 11 июля 2013г.

Прочитала на днях в муниципальной газете несколько осторожное в своих выводах, но, в общем-то, оптимистичное интервью ведущих медиков Купянщины, главврачей местных больниц Олега Буракова и Аббаса Пякишева. И захотелось с ними поговорить начистоту, без каких бы то ни было обвинений в завуалированности картинки, которую они хотят показать, и даже без присущей большинству журналистов иронии. Просто — как человек с человеком, как купянчанин с купянчанином.
Уверена, что вам, уважаемые Олег Дмитриевич и Аббас Адгамович, не стоит объяснять крайнюю важность той реформы, которую сейчас на скорую руку проталкивает нынешняя власть. Да, не спорю с вами в тех пунктах, где вы говорите о необходимости реформирования здравоохранения. Это действительно давно назрело. Когда в отрасль ежегодно вливаются миллиарды, а толку с этого — с гулькин нос, когда пациенты (не смотря на эти миллиарды), оплачивают практически каждое движение врача в ходе лечения, и всё равно не получают медпомощь высокого уровня, это — беда для страны. И разделение нынешней медицины на уровни, возможно, имело бы больше плюсов, чем минусов, если бы не несколько горьких «но», о которых ныне во весь голос говорят жители областей, где внедряется сей пилотный проект. Да, Олег Дмитриевич, тех самых Донецкой, Винницкой и Днепропетровской областей, которые Вы отметили в интервью. И, прежде чем бежать впереди паровоза, по логике, нашей Харьковской области стоило бы дождаться окончания этого ПИЛОТНОГО (экспериментального, тестового) проекта, сделать выводы, и потом уже принимать решение. Дабы, знаете ли, не навредить десяткам тысяч своих земляков.
Но ни вы, господа главврачи, ни мэр Демченко, ни губернатор Добкин дожидаться конца эксперимента не стали. После июньского аппаратного совещания у мэра (куда, естественно, съехались городские руководители, и спуск возле мэрии ломился от дорогущих иномарок, которые, кстати, просто нереально купить в наше время, не погрязши в бизнесе или коррупции) — так вот, именно тогда во все стороны полетели распоряжения мэра:
- принять меры по ускорению проведения реформы здравоохранения в Купянске;
- провести круглый стол по вопросу необходимости этой реформы (с освещением на Купянском телевидении и в газете «Вісник Куп’янщини», что, как мы видим, не заставило себя ждать);
- и из предыдущего пункта вполне логично вытекло следующее распоряжение Демченко: начальнику отдела образования и главврачам больниц в письменном виде информировать городского голову об итогах работы по оформлению подписки на газету «Вісник Куп’янщини» на 2013 год с указанием количества работающих и количества экземпляров.
Хм, знал бы мэр, как, благодаря его усилиям влить в глаза и уши госслужащих только ту информацию, которая ему выгодна или приятна, ныне стали относиться к этой газете с почти столетней историей… Ну да ладно, это его проблемы и проблемы наших коллег из «Вісника». Самое паршивое в этой ситуации то, что купянчане в итоге получили на блюдечке красивое интервью, которое совершенно не ответило на вопросы: какова же судьба у наших больниц и каким будет лечение? Вопросы, вынесенные, кстати, в заголовок этой «вьюшки».
А ведь, чтобы ответить на них, нужно просто взглянуть на предварительные итоги злополучного пилотного проекта. Да, они не радуют. О них не говорят открыто ни в Киеве, ни в обладминистрациях областей, не по своей вине ставших подопытными кроликами. И такого я своему городу, своим соседям, друзьям и родным, уж никак не хочу!
Итак, суть происходящего… На мой взгляд, реформаторы создали сразу три «чёрные дыры» в медицинской отрасли, которые являются для обычных людей дверьми на тот свет. Это бездумное сокращение больниц, безголовое уничтожение педиатрии и дичайшее, в наших условиях, возвращение к медицинской практике начала прошлого века — я имею в виду институт «семейных врачей». И у подопытных кроликов из подопытных регионов уже появился свой термин для обозначения той ямы, в которую они попали, реформу там назвали просто и конкретно: «конвейер смерти».
Вы не поверите, но действующая во времена СССР система здравоохранения (авторство которой приписывают тогдашнему наркому здравоохранения Семашко), была признана лучшей в мире. И не ЦК КПСС признана, а Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), которая рекомендовала её для распространения по странам мира. Три кита, на которых держалась система Семашко, это: профилактика с ранней диагностикой, близость медицинской инфраструктуры к населению и жёсткая, но эффективная ведомственная вертикаль (от ФАПов и поликлиник до профильных медицинских НИИ, т.е. от участкового врача к научным открытиям). По сути (и это признают ведущие специалисты здравоохранения), всё, что нужно сделать сегодня, это модернизировать отрасль, избавить её от коррупции и, наконец, придти к научно обоснованным нормам финансирования (как утверждает МОЗ, на медицину должно идти от 5 до 7% ВВП, а не 3,5%, как в Украине).
Но беда в том, что нынешние реформаторы сидят отнюдь не в Минздраве, как думает большинство украинцев, а в Комитете экономических реформ. И консультируют их не специалисты от медицины, а Мировой банк. Тот самый, который настаивал на поднятии коммунальных тарифов в нашей стране «до экономически обоснованного уровня». Тот самый, который тем самым загнал практически каждую украинскую семью в долговую яму перед коммунальщиками (ведь ни в одной нормальной стране коммунальные счета не съедают от 50 до 70% семейного дохода, а у нас — это запросто). Не хочется, честно говоря, задумываться, в какую яму ныне пытается загнать население Украины этот треклятый Мировой банк. Совсем не хочется думать об этом…
А теперь — о том, что на самом деле происходит в пилотных областях, например, в Днепропетровской. Реформа предполагает разделение медицины на три уровня. Первый — центры первичной медико-санитарной помощи. Второй — госпитальные округа. И третий — узкоспециализированный уровень. Звучит красиво. Это если не сталкиваться с наполнением уровней.
На практике «первичку» отдали на откуп универсальным «семейным врачам». Но все виды анализов (от сложных анализов крови до флюорограммы или кардиограммы) перенесли, вместе с узкими специалистами, на вторичный уровень. А пациентам запретили напрямую обращаться к хирургу или фтизиатру без направления семейного врача. Теперь схема хождения по медикам заболевшего, например, воспалением легких пациента в Днепропетровске или Киеве выглядит так: вы, температуря и жутко кашляя, идёте на приём к вымученному семейному врачу (ведь у каждого из них почти 5 тысяч пациентов вместо 2,5-3 тысяч, как было до реформы). Семейный врач, естественно, отправляет вас на анализы, и вы едете отдельно на рентген, отдельно на анализы крови, везёте результаты обратно к «семейнику». После чего доктор отправляет вас к узким специалистам, которые тоже сидят не в соседнем кабинете, а в пределах «госпитального округа». Кстати, и печать на больничном листе тоже ставят в округе. Это если семейный врач попался с опытом, и сможет быстро поставить диагноз. А если не повезёт? Ну что же, это будет только вашей проблемой.
И третий «минус» реформаторства: смешение потоков пациентов. Если раньше младенцев ежемесячно носили на осмотр к педиатру, то теперь в одной очереди к семейному врачу сидят и дети, и… сифилитики, и хронические туберкулёзники. «Обалдеть, приехали», — буркнула я под нос, прочитав это в блоге одного из днепропетровских врачей, а про себя смачно выругалась. Дебилы, что ли, придумали подобную реформу?!
Ну, и самое, пожалуй, главное — качество медпомощи. Вы помните, что врач учится своей профессии и узкой специализации не пять, а, практически, восемь лет? Как же учатся семейные врачи? Откуда они взялись? Да ниоткуда. Сегодня в Украине до сих пор нет ни одного выпускника ВУЗа по специальности «семейный врач», они ещё только учатся. Знаете, какой они нашли выход? Действующих докторов разного профиля, включая пенсионеров, насильно заставляют переучиваться на семейных врачей на шестимесячных(!) курсах. Медики аж криком кричат, доказывая, что переучить хирурга или лора на специалиста по младенцам за полгода невозможно. Но их не слышат. В итоге, например, в Царичанском районе Днепропетровской области семейным врачом работает 70-летняя бабушка-окулист. А в Богдановке, Павлоградского района, жители не могут поехать на консультацию к узкому специалисту в райбольницу, поскольку их туда… местный семейный врач попросту не пускает. «Своими походами в районную больницу мы им, видите ли, показатели портим. Авторитет местных медиков таким образом понижаем», — жалуются жители.
Потому-то, многоуважаемые Олег Дмитриевич и Аббас Адгамович, я и обращаюсь к Вам с нынешней статьёй. Неужели Вы оптимистично предполагаете, что в Купянске всё это выйдет лучше, чем в более богатых Днепропетровске, Донецке или Киеве? Какие могут быть диагностика и лечение, если терапевт с многолетним опытом лечения пенсионеров боится даже притронуться к полугодовалому младенцу, если фтизиатр или окулист, хоть ты их к стенке ставь, не имеют практики распознания патологий беременности?! А, согласно утверждённому реформаторами «Ориентировочному перечню медицинских услуг», семейный врач должен одинаково хорошо разбираться и в болезнях 80-летней бабушки, и 2-месячного ребёнка, знать на зубок гинекологию, офтальмологию, иммунологию и прочее, и даже «проводить небольшие хирургические вмешательства»! Готовы ли к этому наши «семейные врачи»? И ответят ли они за те смерти, которые запросто могут произойти вследствие их ошибок? Вопросы риторические.
Вместо послесловия. По большому счёту, реформа в пилотных областях должна проводиться именно для того, чтобы посмотреть на практике, какие результаты она даёт. Посмотреть, подумать, обсудить, внести коррективы, и, если нужно — поменять идеологию реформирования. Но уже сейчас ясно, что анализировать и думать никто не собирается. Посетившая в конце мая Днепропетровск министр здравоохранения Раиса Богатырева с радостными нотками в голосе заявила: «Днепропетровщина чётко выполнила все обязательства. Думаю, что регион, набрав высокие темпы, будет поддерживать их и в дальнейшем. И тот положительный опыт, который есть сегодня в пилотных регионах, может быть задействован в практике организации здравоохранения и на других территориях».
И эхом Богатырёвой — Ваши слова в интервью, мсье Бураков: «Буде одна лікарня і один центр медичної допомоги. Медицина у нас розвиватиметься і буде краще працювати. Це завдання перед нами поставлено і ми його виконаємо».
Хотелось бы ответить на это словами одного из комментаторов, отписавшегося на позитивный рапорт Богатырёвой: «Да уж, на могилке бывшего здравоохранения, наверное, напишут, что больной перед смертью интенсивно потел, что явно указывало на его скорое выздоровление. А умер по собственному желанию, чтобы вложить свой вклад в «покращення» жизни простых украинцев. Меня мучает кощунственная мысль о том, что главная цель медицинской реформы в Украине направлена вовсе не на обновление отрасли, а на сокращение численности населения до размеров имеющейся в наличии кормовой базы (ведь в Днепропетровске смертность-то резко увеличилась за время реформы). Политолог Андрей Золотарев сформулировал конечную цель медреформы так: «Сильных — в рабы, слабых — в гробы». И он, похоже, прав».
Олег Дмитриевич и Аббас Адгамович… Чисто по-человечески — не делайте этого непотребства с родным краем. Одумайтесь.Купянская ЦРБ

Е.Науменко.

На фото: эту фотографию редакция выловила в интернете. Наши медики позируют ради банковского смс-конкурса на звание самой оригинальной больницы. Я обещала в этот раз обойтись без иронии, потому — без комментариев :)