20.09.2013

«Добро пожаловать

«Добро пожаловать

на… кладбище»

Похоже, только там нам всегда будут рады

 

№38 от 19 сентября 2013г.

«В нищем обществе больных и проблемных людей быть не должно. У нас есть только две категории — живые и мёртвые» (Андрей Ломачинский, «Рассказы судмедэксперта»).

«Знаешь, Жень… Как бы мы с мужем ни скучали по харьковским улочкам и брусчатке на обожаемой Сумской, вернуться туда мы не рискнули бы. Потому что здесь, в Торонто, к собакам, белкам и енотам относятся стократ лучше, чем в Украине — к детям и старикам». Бывшей харьковчанке Елене — 45. Её мужу-медику — 49. Более трёх лет они живут в Канаде, продолжая всей душой любить Украину. Но любовь эта уже — с дистанционным управлением.
Хотелось бы поспорить с ней, предпринимательницей, некогда прошедшей на родине все горящие круги ада, но не буду. Права она. На 200 процентов права. И истории, рассказанные купянчанами для этого номера «Франта», подтверждают её слова. Потому что государство за последние пару десятилетий превратилось в искалеченное чудовище Франкенштейна, вопреки здравому смыслу защищающее только тех, у кого есть деньги, и деньги немалые. И словно не важно, как эти деньги заработаны — бандитизмом ли, убийствами соратников, ограблением госказны (того самого «общака», куда ежемесячно вкладывали и вкладывают свою денежку работающие украинцы). Но одним в итоге доступно всё (защита милиции и судов, престижное образование, качественная медицинская помощь), а другим, процентам 90 населения страны (то бишь девяти человекам из десяти!) ныне государство «ничего не должно». От этого, честно говоря, волосы на голове становятся дыбом. Потому что так живут только полудикие африканские страны. А мы, в пяти минутах ходьбы от Европы, по большинству показателей уже умудрились скатиться ниже Нигерии, на самое мировое дно. И, как видите, не останавливаемся, вгрызаясь в него всё глубже и глубже…
Расскажем всё-таки те истории из жизни Купянска, свидетелями которых стали наши читатели.

С детсада — в вытрезвитель?!

То, что украинцы давным-давно — предельно пьющая нация, ни для кого не секрет. Чиновнику солидного ранга с утреца пораньше самогончика в кабинет «для поправки здоровья»? «Ну и что? Значит, он такой же, как мы, простой человек!» (слышала я раньше и такое от купянчан). Ладно, согласна, пьющий мэр пьющего города — это ещё ничего (по крайней мере, общий язык с посетителями найдёт :) . Но когда самогоном заливаются дети — это уже из ряда вон выходящий случай. Но… Купянск, похоже, так не считает.
28 августа сего года. Маршрутка №96-09 следует в посёлок железнодорожников. Узловчане, уставшие после непростого трудового дня, потихоньку покидают салон, и лишь одна из пассажирок обращает внимание на двух мальчишек, которые не спешат покинуть микроавтобус. Внимательнее приглядевшись к тому из братьев, что постарше, женщина приходит в ужас: 11-летний ребёнок мертвецки пьян и практически без сознания! Узловчанка бросилась к водителю маршрутки. Спасибо ему, не отказался парень помочь, и в итоге мальчишку доставили в узловской медпункт. Поставили капельницы, промыли желудок, естественно, сообщив в милицию. И, как нам известно, уже милиция доставила несовершеннолетних братьев домой, в ковшаровский дом №5. Вскоре узловчанка (которая места себе не находила в тревоге за этих деток), узнала, что в этой семье детей много (шестеро, если не ошибаюсь), но на момент, когда правоохранители привезли их домой, никого из взрослых в квартире не оказалось. Никого — и это глубоким вечером!
Младший брат того мальчишки, которого «откачивали» медики, вкратце рассказал, что пили они в компании знакомых на одном из купянских пляжей. Пили самогон… И что не впервые его брат был в таком невменяемом состоянии. Казалось бы, что ещё нужно той же милиции, чтобы сообщить властям об этом? Ведь спасать нужно ребятню, спивающуюся уже с начальных классов школы. Но не знают об этом факте в отделе мэрии, занимающемся делами несовершеннолетних. Вернее, не знали до моего звонка туда в нынешний вторник, 17 сентября. Потому что милиция не сообщила, а ведь обязана была. «Мелочи» это, наверное, для нашей милиции. Сущие мелочи.
Узловчанка, рассказавшая нам всё это, готова официально подтвердить информацию всем, кому это понадобится. Её контактные телефоны — в редакции.

Медицина: шок — это по-нашему

Помните, в начале этой статьи я упоминала белок и енотов из канадских лесов, коим ныне живётся на порядок лучше, чем украинским старикам? Это — не шутка, дорогие земляки. Медицина в Канаде для граждан этой страны — высококачественна, и при этом совершенно бесплатна. В реальном смысле бесплатна, а не так, как у нас. И, что шокирует всех приезжих из постсоветского пространства, к лесной живности там относятся, как к людям, то бишь с особым трепетом. Строят кормушки и лечебницы, ухаживают, словно за детьми малыми. А у нас, как метко выразилась читательница, «впору в поликлиниках объявления вешать: работающим — в такие-то и такие-то кабинеты, а пенсионерам — добро пожаловать на кладбище». Жёстко, саркастично сказано, но наша действительность, оказывается, ещё более жестка.
В ночь с пятницы на субботу 72-летней жительнице Узлового стало очень плохо: давление поднялось до опасных отметок 220 на 170. Жутко разболелась голова, кровь пошла носом… Еле дождалась 6 утра и, чтобы не гонять машину скорой туда-обратно (человек она предельно корректный, и не любит лишний раз приносить посторонним неудобства), пошла узловчанка своим ходом к медикам «скорой». Добралась, позвонила в дверь. На звонок откликнулась санитарка, но, загородив дверной проход своим телом, не дала больной войти в медпункт, прямым текстом заявив, что, дескать, «Звонить надо было! И вообще, врач отдыхает! И… и будет отдыхать до 8 утра!» (до момента, когда закончится её смена).
А вот эту хрень как понимать?! (извините за мой французский :) Больного человека в плохом состоянии в медпункт пропустили чуть ли не с боем. Врач спит (не будить её, и при пожаре выносить первой). А тем временем рабочее время идёт и зарплата капает. Не дурно утроились, да?
К счастью для нашей героини, циничное требование санитарки не будить спящего на работе доктора разбудило в ней желание бороться за свою жизнь, и на шум из глубины медпункта таки вышел паренёк-фельдшер (оказывается, «спящая красавица» была там не единым медработником, способным оказать медпомощь). Спасибо ему — хоть он не отказался помочь узловчанке.
Выжила наша читательница. На этот раз — выжила.

Е.Науменко.