04.06.2016

Эпитафия памяти в памятниках

Эпитафия памяти в памятниках

или эпоха

“Відродження”

 

№22, 2 июня 2016г.

 

Эпитафиос (греч.) – речь на чью-то кончину.

После недавней публикации “О черном тюльпане”… на редакцию обрушился шквал звонков – такой живой реакции и неподдельного интереса к теме публикации, честно говоря, даже и предположить не могли. Ситуация с памятниками, их идейным содержанием и материальным воплощением волнует, оказывается, очень многих наших земляков.
Те, кто постарше, напомнили, как гранитную облицовку с пьедесталов Неизвестному солдату, Ленину, Ковшаровской Стеллы памяти безжалостно обдирали, меняя её на недолговечный кирпич именно те, кто этой зимой божился, что “это – наше всё!”. Куда подевалась “вечная” гранитная облицовка спросить не с кого, как и неизвестно, сколько денег было истрачено на кирпич и на работы по “облагораживанию”. Потом всё на время успокоилось, а всколыхнула память земляков ситуация с обелиском афганцам. Никто не мог предположить, что у кого-то поднимется рука его испоганить, пока живы и они сами, и родственники погибших ребят. Но жажда “окультуривания” взяла верх над доводами рассудка и моральными принципами, и памятник постигла печальная участь. Вместо обелиска со строгими линиями и правильными пропорциями, именуемого в народе “Черный тюльпан”, возникло “Нечто”, вызывающее у людей одну – единственную ассоциацию – труба! У знакомых “афганцев” интересовалась, знают ли они, кто принимал решение о “реконструкции”. Планировался текущий ремонт, который должен был гранитные плиты облицовки “посадить” на более крепкий раствор – всего лишь! Вместо этого гранитные плиты ободрали, а кирпич, которым “обложили” основу, держится на металлической конструкции, без фундамента. И хоть железяки искусно скрыты от глаз, от коррозии не скроешься, поэтому хорошенько запомните, дорогие земляки, год “окультуривания”, чтобы в ближайшем будущем, подойдя к кирпичной кладке, не оказаться погребенными под ней. А с другой стороны, будет чем проверять лбы на прочность – кирпичи-то под рукой!
Не порадовала наших земляков и обновленная табличка на памятнике-самолете, гласящая, что он посвящен не только авиаторам ВОВ, но и современным летчикам. Звонившие, не без едкости, заметили, что посвящать самолет МиГ-21, который начал разрабатываться только в 60-ом году, памяти авиаторов 40-ых не совсем исторически честно и корректно. А вот тот факт, что нет посвящения конкретному человеку, нашему современнику, летчику Казанцеву, на ручном управлении отводившему от многоэтажек Ковшаровки неисправный самолет, многих возмутил.
Многих интересует также, почему парк 40-летия Победы, заложенный в 1985 году, в наши дни вдруг “коммунизировали” и стали хором и в прессе и в публичных выступлениях называть сквером Мокиевской? (Хотя отродясь он таковым не был – прежнее название парка – Пионерский).
А ещё есть вопросы о судьбе многотонной бронзовой скульптуры Мокиевской, скульптурной группы, ласково именуемой в народе “дети Мамона”, демонтированных останков “нашего – всё!” и сроки, в которые многотонный бронзовый Ильич обретет, наконец, постоянное место дислокации.
И вот вам и несколько цифр на долгую память: на плитку в парке 40-летия Победы-Мокиевской голосовали и выделили 462 тыс. гривен, на букеты и грамоты депутаты наголосовали на 10 тыс. грн., а на стенд памяти погибшим в зоне АТО исполком выделил аж 294 гривны за всё время существования стенда (да и то по настойчивым письмам отдельно взятых энтузиастов). Оттого, что ни исполком, ни депутатский корпус вопросом обновления стенда “не заморачивались”, пришлось маме погибшего бойца за дополнительную работу над фото доплачивать 70 грн.
Да разве разглядишь такие “мелочи” за величием новых героев нового времени, дарящих городу в разгар Иловайских событий пустопорожних пластмассовых бабачков, громко именуя их памятниками, и строящих храмы из карпатских вырубок, громко именуя их храмами из Карпат.

Ася Оскольная.