16.07.2016

Отцы и дети

Отцы и дети

№28, 14 июля 2016г.

 

“Плохо мы ещё воспитываем нашу молодежь…”
(к/ф “Кавказская пленница”)

Ехала я как-то в автобусе, народу натолкалось прилично – час пик. Рядом стояла немолодая женщина с сумками и авоськами. На пассажирском месте сидел голубоглазый пухленький мальчуган лет восьми и играл с телефоном. Женщина сначала вздыхала, потом начала возмущаться, что вот, мол, наглец, видит, что старшие стоят, и места не уступит. Прошлась она по школе, по родным, по равнодушию окружающих. Мальчуган сидел, хлопал своими длинными ресницами и явно недоумевал, чего же хочет эта тетя. Встали мы с этим мальчишкой одновременно на одной из остановок. Я поинтересовалась, как его зовут и где он учится. И он выложил “всё и сразу” – зовут его Дима, он ученик 2-го класса “Г” такой-то школы. Когда я спросила, понял ли он, почему ругалась тетя из автобуса, он ответил, что даже не слушал её. Пришлось объяснить ребенку, почему возмущалась пассажирка, а он опешил – надо было сразу попросить его уступить ей место. А я подумала, что ребенок, знакомый с нормами поведения в транспорте (и не только), так открыто не выложил бы информацию о себе – а вдруг о его недостойном поведении расскажут в школе, а школа расскажет родителям, а это – стыдно… Передо мной стоял маленький человек, которому до девяти лет не объяснили норм поведения в обществе ни в школе, ни дома.
Прошло совсем немного времени, случилась подобная ситуация, но уже на другом маршруте, в другом автобусе. Теперь на защиту прав своей 8-летней дочки “встала грудью” мамаша. Встала так рьяно, что к водительскому месту прирос немолодой уже водитель, а уж о пассажирах и говорить нечего – всех буквально парализовали крики и ругань молодой женщины, борющейся за право сидеть в транспорте и ей, и её дочери.
Апофеозом нашего школьного и домашнего “воспитания” стал случай с мальчиком постарше, лет эдак 12-ти, который уже точно знает, что трогать его никто не имеет права, и который остался глух к увещеваниям окружающих уступить место в транспорте старушке с палочкой. Уступила бабуле место молоденькая беременная женщина, и я подумала про себя – а может, у нас все-таки есть надежда?
Разговаривала со школьными учителями на эту и подобные темы формирования поведенческих моделей у детей – многие учителя списывают собственную лень на страх перед родителями, которые не любят, чтобы “поучали” их детей. А по-моему, страхи эти ложные и не всегда имеют под собой основание. Родители, которые находят время и желание интересоваться, чем живут их дети в школе, учителей поддержат, а вот тем родителям, которым до таких “мелочей” недосуг, можно только посочувствовать – ведь всё в этой жизни аукается…

Ася Оскольная