24.09.2016

Солнечный круг, небо вокруг

Солнечный круг, небо вокруг

№38, 22 сентября 2016г.

Стареем, матушка, стареем. Всё чаще в детство впадаем. А там, в глубоком “совдепе” из всех радиоточек звучало “Пусть всегда будет солнце!”, иногда и “…Кохана! Сонце і небо – це ти, це ти…”. Взрослеем потихоньку, ходим в кино и влюбляемся во французские исторические костюмированные фильмы с богатейшими декорациями, где золотые королевские лилии на синем и на таком же синем королевские золотые пчелки. И, конечно же, следим за хитросплетением интриг самого Короля-Солнца и козней, направленных против него. Позже, как из пеленок, вырастаем из окружающего соцреализма, пытаемся войти в реку новой реальности и за всем этим неусыпно следит “…звезда по имени Солнце…”.
Меняется исторический “антураж”, на наших “старых-новых” символах вырастает новое поколение. Молодые пытаются докопаться до первоисточников, до “родников”, засыпанных песком истории, убирают с дороги гранитных идолов, а им за эти попытки по рукам, по ногам и по жизням…
Много веков наши предки-язычники молились целому пантеону богов, главным из которых был Бог-Солнце (Сварог, Свастя, Ярило). Он отвечал за круговорот природных процессов, а изображался, как круг с загнутыми лучами – вот вам и свастика ариев, наших древних предков. А ещё молились Перуну-громовержцу, повелителю водной стихии. И веками цвета желтый и синий перекликались, переплетаясь – над всем миром золотое солнце (мужское начало, сила), а под ним – неуправляемая стихия воды (“ти їй – стрижене, а вона тобі – кошене!”), ну истинная женщина! Были ли одиноки наши предки в таком идолопоклонстве? Нет, конечно же! Пантеоны богов венчает Бог-Солнце почти у всех народов!
Долго наши предки примеряли новую религию – христианство. И вот к концу Х века свершилось – крестились! Языческие боги ушли, а цвета-символы остались неизменными. К концу тысячелетия от Рождества Христова последователи веры, пройдя тяжкий путь становления и укрепления христианства, научились (а, может, умели изначально) накладывать, как кальку, христианское на языческое. Вот так и появились у нашего народа новые значения цветов-символов – цвета Богородицы. Богородица, как солнце в небе, наша общая мать, которая всех утешит и обогреет. Позже сын Владимира-крестителя, Ярослав Мудрый женится на шведской принцессе Ингигерде (а шведы крестились позже нас!) рожает с ней 10 детей, пятеро из которых сидят на основных престолах Европы. Если верить тому, что все мы родом из детства, стоит ли удивляться, что после Анны Ярославны королевскими цветами Франции становятся синий и золотой, которые она привезла с собой вместе с Евангелием и на котором ещё много веков присягали на верность короли Франции. В Европе снаряжались крестовые походы средневековья, мы же в это время стояли немного особнячком, но недолго. Когда через 500 лет после крещения Руси зарождалось казачество, цветами-символами за веру, за землю, за волю выступили цвета Богородицы – желтый с синим, а заступницей стал Покров Богоматери (малиновый).
Но вот пришло новое время, которое сказало, что Бога нет и человек – царь природы, “способный повернуть реки вспять”. Где уж тут устоять тысячелетним цветам-символам, в которые верили так, что шли за них на смерть. Да и вообще, как можно верить во что-то эфемерное и бесплотное, если “Ленин – всегда живой! Ленин – всегда с тобой! Ленин – в тебе и во мне!” И где вообще во всем этом место “жовто-блакитним” и “червоно-чорним” национальным символам, когда “Мы… мировой пожар раздуем, мировой пожар в крови! Господи, благослови!” (А.Блок “Двенадцать”).
Прогорел этот “мировой пожар” скорёхонько – что для истории 70 лет – миг! Захотели люди вернуться к своим 1000-летним символам, а и тут напоследок “поджигатели мирового пожара” руку приложили – придумали “рабоче-крестьянское” толкование наших исконных цветов – пшеничное поле, а над ним синее небо. Уходя с арены истории, хотели дожить свой век среди привычных гранитных идолов, в безверии и страхе перед исторической правдой, перед которой рано или поздно все равно придется отвечать. Вот так и получилось – цвета остались прежними, а толкование в них вложили “немножко” иное – “тягловое”, а не духовное. В Конституции нашей страны сказано, что государственный флаг состоит из двух равнозначных полос – синей и желтой. Какая из них сверху, а какая снизу, четко не обозначено. Может, поэтому добровольческие батальоны воюют под покровительством Богородицы с “жовто-блакитними” стягами? И в подмогу берут те же цвета, но обагренные кровью – “червоно-чорні”. И, наконец, присмотритесь к флагу-символу нашего города. Над желтым и синим – цветами Богородицы – малиновый цвет казачества, к которому принадлежал военный форпост бывшей царской империи – Воронежская губерния, исконно украинские казаческие земли. Ныне в малиновый цвет окрашен национальный орден-крест, а внутри него – тризуб с зашифрованным в нем словом-символом “воля”. Так что спасибо надо сказать тем нашим землякам, которые утверждали наш городской стяг. Прикрываясь “самодержавным воронежским”, утвердили многотысячелетнее свое-собственное “жовто-блакитне” с многовековым казаческим малиновым сверху, как с особым отличительным знаком. И это радует – ведь знали же истинную историю, знали! Да и всем нам пора уже промыть глаза в “джерелах істини” и вернуть наши 1000-летние символы, Веру нашу укрепляя и возрождая, благословляя всё Надеждой и Любовью!

Ася Оскольная