10.11.2016

Сказка о молочных реках, известковых берегах

Сказка о молочных реках, известковых берегах

№44, 3 ноября 2016г.

В небольшом городу, на речном берегу, недалече один от другого стояли терема доходные. А сидели в тех теремах богатыри – Кефир-богатырь, Окост-молодец, Царь-рыба-молодец да наистарейший среди них богатырь – Сахарна Голова. Жили молодцы промеж себя дружно, пакостей друг другу не чинили и подвохов один от другого не ждали. Да пришла беда, откуда ни возьмись (?) – правивший в те времена державой той Рыцарь Фени и Жаргона порешил обезглавить богатыря Сахарну Голову и выдал о том своем решении бумагу казенную – не нужен, мол, такому-то городу богатырь Сахарна Голова и терем его доходный тоже не нужон.
А в это самое времечко приспела пора в городах больших и малых выборы учинять, местную власть выбирать. И был среди кандидатов во власть в том городу молодец Дема-Землемер, который обещался терема доходные богатыря Сахарна Голова сохранить да с помощью беев турецких прибыли от тех теремов ещё и умножить числом большим. О том ещё и фото памятное было изготовлено и в Ведомостях городских пропечатано. Поверил народ посулам Демы-Землемера да и выбрал его городским головою. Но не сдержал слова своего Дема-Землемер, срубил он голову богатыря Сахарна Голова, а терема его доходные распродал купчикам нескольким. А был он большим докою в вопросах земли да всякой архитектурности и знал доподлинно, что по законам державы той надо было терема распродавать вместе с землею, на которой они стоят – не могут же терема в воздухе висеть? Да, видать, снадобьем каким-то опоили купчики Дему-Землемера, что он в забытьи терема Сахарны распродал, а про землю под ними и думать забыл. А казна городская во все время правления его не получала ни копейки за аренду земли – ведь богатырь-то Сахарна Голова убит, а земля за ним числится, а что с мертвого за спрос-то? А купчики те зря времени не теряли, терема, как стервятники расклевывали.
А Кефир-богатырь, Окост-молодец, Царь-рыба-молодец в это время свои терема расстраивали, хозяйства укрепляли да на товары свои всяки-разны бумаги добывали, чтобы не токмо в своей земле торг весть, а и в заграницах. Товары, мол, у нас дюже пригожие, экологически чистые – налетай! Да не долго они радовались – на пепелище хозяйства Сахарного Головы порешили купчики производство наладить и людям и природе окружающей дюже вредное, да и товарам богатырей других во вред идущее – решили они прямо посреди селения многолюдного и недалече от теремов других богатырей известку жечь.
Забили тревогу жители окрестные, стали ябеды во все присутствия писать, а власть городская да наибольший вельможа тех мест, Остап-депутат, ничего крамольного не увидали ни в том, что по законам страны той нельзя известку среди городу жечь, ни в том, что купчики на земле беззакония творят, а землю покупать не хотят. А казне городской от того столько лет большой убыток!
Уж год в том городу власть новая, ЮЖ/даевская, да и бояре-депутаты сплошь ЮЖ/даевские, уж сколь много решали да гадали, как с мелкого лавочника последню рубаху по земельной ренте снять, а про таковы-то дела с землицей под теремом Сахарной Головы за цельный год и не слыхивали? А, может, и их, не приведи Господи, чем одурманили, али кашей дармовой перекормили, коей потчуют купчики люд окрестный по праздникам, чтобы приязнь свою им выказать.
Ой, вы, гой-еси, добры молодцы – Кефир, Окост да Царь-рыба, подмогните люду города того да заодно и теремам своим выстоять, навалившись на купчиков тех дружною кучею! Авось, и у них получится не известку жечь, а хлебы печь!

Авдотья-балагурка