22.12.2016

Памяти Гражданина

Памяти Гражданина

№50, 15 декабря 2016г.

Плакало дождем хмурое зимнее небо. На больничном дворе у небольшой церквушки собирались люди. Наш городок прощался со своим горожанином, так внезапно и безвременно покинувшим этот мир. Ушедший никогда не был большим начальником, не был депутатом, не был воротилой бизнеса, с которым приехали бы проститься деловые партнеры. Он был одним из нас – самым обыкновенным городским обывателем. Почему же столько людей бросили свои дела и пришли, чтобы отдать дань уважения этому человеку? Почему долго стояли притихшими и немногословными под зимним ледяным дождем знакомые и незнакомые ему люди, а при отпевании его предательски подступали к глазам слезы? Растерянными промокшими воробушками прижимались к матери и бабушке вмиг осиротевшие его дети, а бедным женщинам надо было держаться, чтобы своим внешним спокойствием хоть как-то поддержать детей.
Три года тому назад в нашу страну пришла война. И тогда, и сейчас было и остается очень трудно – недофинансирование, воровство, тотальная коррупция и, самое страшное, – недопонимание ситуации теми, за кого встали и за кого отдавали и продолжают отдавать свои жизни лучшие и настоящие граждане этой страны.Червонный Игорь_Гудвин
В нашем тихом заплесневелом от “стабильности и порядка” городке зарождалось волонтерское движение помощи тем, кому мы обязаны мирным небом над головой. Были наряды милиции на “незаконные” собирания пожертвований, откровенное осуждение, а порой и угрозы. А люди несли помощь – теплую одежду, предметы гигиены, рабочий инвентарь, консервацию, овощи, деньги. И всё это надо было передавать ребятам на фронт.
Игорь Червонный стал одним из тех, кто доставлял гуманитарку на передовую. В прошлом, 2015 году, много раз отправлялся с грузами в донецкие Пески, Марьинку, на позиции под аэропортом. Перед отправлением обязательно получал благословение – ведь он ехал не на армейские склады, а в самое пекло, к “добробатам” и оставался на передовой по две-три недели. Конечно, он там не картошку жарил и не пряники жевал, а становился в строй, чтобы подменить побратимов. А много ли людей знали об этом? Он никогда не бахвалился, не бил себя в грудь, не кричал лозунгов – он молча садился в свой “бусик”, ехал и вез всё необходимое тем, кому это было позарез нужно. Бывал он и под “Градами”, и под танковыми обстрелами, но всегда возвращался домой целым и невредимым. И тем более нелепой кажется смерть, настигшая его сердце дома.
Утихнет и притупится боль утраты, вырастут и окрепнут его дети. Но никогда не забудут они того зимнего промозглого дня, когда перед светлой памятью их отца, Гражданина Украины, преклонили колени знакомые и незнакомые им люди.
А для нас, оставшихся жить, лучшей памятью об ушедших и погибших будет продолжение их дела – помощи нашим защитникам.

Ася Оскольная