04.03.2017

Почем «гробы» для народа?

Почем «гробы» для народа?

№6, 9 февраля 2017г.

В редакцию обратились неравнодушные граждане — помогите, пожалуйста, разберитесь, почему «закрывают» детскую изостудию «Прапор». Не претендуя на архивную точность, со слов обратившихся, скажу, что в 2004 году в гороно и районо обратилась гражданка Б., имеющая профильное образование с предложением создать художественную студию для детей. Обратилась она с таким же предложением и в отдел культуры — помогите создать студию с тем, чтобы учить детей прекрасному. Ответы из всех инстанций прозвучали, как приговор — создать студию не представляется возможным — нет финансирования. Как альтернативу, художнице посоветовали оформиться физлицом-предпринимателем и воплощать свою идею внешкольной занятости детей единолично, на свой страх и риск, без малейших претензий и надежды на помощь властей.
Энтузиазма женщине было не занимать и она с воодушевлением взялась за дело. Арендовала помещения под студию и в медколледже, и в СШ №1. Кто занимался вопросами аренды, тот не понаслышке знает, с какими трудностями приходится сталкиваться при расчетах потребляемых арендаторами электричества, воды и других благ, если это не отдельно взятое помещение — начисляют просто-таки немыслимые нормы, жуть!
В образовательных учреждениях аренда заключалась на учебный год (9 мес.) и все студийные принадлежности — мебель, мольберты, предметы освещения, учебные пособия надо было куда-то вывозить. Во все годы подобных мытарств подставлял дружеское плечо помощи и участия студийцам Гриценко С.В. — предоставлял транспорт, площадь под хранение инвентаря.
К 2010 году студия «Прапор» завоевала такой непререкаемый авторитет и уважение, что город «снизошел» и в ноябре месяце предоставил под аренду помещение в 100м.кв. в общежитии №60, состоящем на балансе ЖЭКа. Помещение было передано в плачевном состоянии — рассохшиеся оконные рамы с половинками стекол, прогнившая входная дверь, промерзающая насквозь система водоснабжения и водоотведения. Но человек жил и горел идеей и к 2011 году за счет родительской платы, за счет помощи предпринимателей и, не в последнюю очередь, за свои кровные, зарабатываемые ежегодно в летний период в «Артеке», арендатор произвела «невід’ємні перетворення орендованого приміщення». Были заменены все шесть окон на пластиковые, заменена входная дверь на металлическую, утеплены минматериалами стены и зашиты гипсокартоном, деревянный пол покрыт ДВП, а затем линолеумом, произведены работы по улучшению водоциркуляции и канализации.
Тут же, незамедлительно, был вызван оценщик, который зафиксировал все преобразования за ЖЭКом, составил акт об оценочной стоимости и передал бумаги в соответствующие органы местного самоуправления. Там отреагировали мгновенно — «такая корова нужна самому!» — плати 15% аренды или съезжай. И с 1% аренды «для надання платних послуг позашкільної освіти» изостудию перевели на 15% (как банкомат, бар, кафе или предприятие по выращиванию цветов, грибов или перевозке пассажиров и грузов). И что вы думаете? «Прапор» задрожал, но выстоял — вскоре сессией было отменено то решение, но платы по ставкам в 15% производились, хоть и недолгое время.
Но с тех памятных пор уже не «власник майна» (экономический отдел), а «балансоутримувач» ЖЭК (с подачи «власника») вступил в неравную борьбу с арендатором. То по окончанию рабочего дня свет отключат, а в студии занятия, то нормами водопотребления «душат». Пришлось руководителю студии раскошелиться на водомер и электросчетчик, чтобы считать только «свое». Не последнюю роль в борьбе за «покращене приміщення» играл директор коммунального предприятия ритуальных услуг (директор 4-х кладбищ), а по совместительству еще и владелец фирмы ритуальных принадлежностей. О стиле работы данного руководителя знаю не со слов, а из личного горького опыта — чтобы похоронить внезапно умершего брата, пришлось за помощью бежать на сессию — с 9 утра до половины третьего дня директор кладбища не выдавал разрешения на захоронение и мотивировал это тем, что я не знаю «Поховальну справу України». Он меня в течении дня с ней знакомил за то, что я гроб «не у него» купила. И только с помощью депутатов (благо, сессия в тот день была) удалось решить вопрос с захоронением.
И вот теперь, по истечении срока аренды изостудией «Прапор», претендентом на это помещение выступает директор кладбищ и владелец «ритуалки» в одном лице. А что же депутаты, спросите вы? Помогли, конечно. Женщина-депутат из Ковшаровки, прикрываясь анонимными жалобами «от родителей» на руководителя студии, что она «берет» с родителей деньги, а сама арендует помещение за 1 грн., прибежала с кляузой в экономотдел. А почему бы не разобраться по сути, куда шли эти деньги? Да и кто поверит в то, что родители будут жаловаться, что своими собственными деньгами подарили «покращення» ЖЭКу и владельцу гробов? Вопросов — пропасть!
А знакомы ли наши депутаты с методичкой по вопросам аренды и арендной платы? С правами и обязанностями арендаторов — а они ой, как туманно прописаны! Это то, что касается экономической стороны. А как же с моралью быть? Много ли еще у нас в городе отыщется таких вот предпринимателей-мазохистов, работающих не благодаря, а вопреки? Разрушать всегда легче, а вот создать…
И что мы можем предложить детям на сегодня? Вместо «Станции юных техников» — адвокатскую контору, вместо детских кафе-мороженых — целую сеть пивнушек «Дружище», а если кого-то и убьют в пьяной драке в увеселительном заведении, как убили двоих наших земляков летом 16-го года, зачем их родственникам изостудия? Погребальная контора — вот что актуальнее всего! Боюсь, чтобы не стали пророческими предположения и мы не вернулись во времени в 1927 год, в губернский город N из знаменитого романа Ильфа и Петрова «12 стульев», в котором люди рождались единственно для того, чтобы выпить пивка, посетить «цирюльню», побриться, освежиться и обратиться к гробовых дел мастерам. Нам до этого пророчества — рукой подать.

Ася Оскольная