11.11.2017

Прощание…

Прощание…

№45, 9 ноября 2017г.

В ночь с 3 на 4 ноября, с пятницы на субботу, на этой Земле умер человек. Всю жизнь он посвятил железной дороге, пройдя путь от рабочего-транспортника до чинов и званий большого начальника. И так случилось, что умер он в день профессионального праздника – День железнодорожника. Город гудел, наполняясь разнообразными слухами – ведь умер не просто заслуженный человек, умер мер города, которого “Команда” выставила единственным кандидатом на выборах 2015 года, 2 года назад. То, что монолитная “Команда”, состоящая из адептов Партии Регионов, отдала город на “откуп” смертельно больному человеку, отчаянно борющемуся с неизлечимым недугом, народ узнал позже, когда выборы уже состоялись.
И вот подведен последний жизненный итог городского мера. Весь субботний день народ учавствует в шараде “Верю-не верю!”. Из радиоточек весь день звучит радостная музыка, “Классное радио” предлагает купянчанам бесплатно поздравить ж/дорожников с их праздником – эфир с 10 до 18 часов проплатил начальник “Команды” – нардеп Остапчук В.Н. Несколько попыток разных людей вырваться в эфир и выразить соболезнование семье покойного мера потерпели фиаско – ведь, по-видимому, проплатили радость, а не скорбь. Ни разу за два выходных дня эфир не прервали на экстренное сообщение.
И я перенеслась во времени в глубокий “совок” образца 1982 года. Ровно 35 лет назад, 6 ноября 1982 года, слушая запрещенные совдепией “голоса”, услышала сообщение, что скончался колосс коммунизма – Брежнев Л.И., оставив после себя голодную страну, которую вскоре будут раздирать неразрешимые противоречия. Наутро, 7 ноября, отправилась по “обязаловке” на праздничную кумачовую демонстрацию к 65-летию “Великого Октября”. Всё пело, плясало, громыхало от радости аж до Дня милиции, 10 ноября. Только на 4-й день “кремлевские старцы” запустили в эфир “Лебединое озеро” и отменили милицейский концерт по случаю кончины Генерального секретаря Компартии СССР Брежнева Л.И., который умер после тяжелой продолжительной болезни.
35 лет прошло, а степень цинизма по отношению к покойным и их близким со стороны собственной “Команды” не то, чтобы выросла и окрепла, а достигла апогея. Прощание с покойным назначили на понедельник, чтобы все функционеры, бюджетные работники, высокие начальники, чиновный люд смогли показать всем монолитность “Команды”, не отрываясь от трудового графика, в “рабочей”, так сказать, обстановке.
А что же ветераны “железки”, рядовые купянчане-избиратели? А они тоже показали монолитность неприятия начальственного цинизма “Команды” и дружно не пришли, попрощавшись с отошедшей душой не напоказ, а тихо, по-своему. Ведь три сотни местных и областных чиновников разных рангов – это не тот уровень почтения, который должен был оказать своему меру многотысячный город областного подчинения.
P.S. После гражданской панихиды отправилась в исполком, чтобы в траурном журнале оставить соболезнования от имени многих земляков. На мое искреннее удивление, что такого журнала и вовсе не было, чиновница, скрывающая немалый жизненный опыт и многолетний опыт аппаратчицы под напомаженным париком, ответила по-свойски, в стиле местных чиновников: “Тебе что, делать нечего? Да пошла ты!” Хорошо ещё, что с лестницы не спустила (в стиле общения одного из замов). С тем и живем…

Ася Оскольная